Тёмный хоббит
Анри встал в полный рост, выдохнул и пристально посмотрел на своё творение. Мел нынче выдался удачным, не крошился, был сухим и твёрдым. Притом что обычно в упаковке бывают мелки разного состояния, тут были все как на заглядение удобными и приятными. Всмысле ими было приятно рисовать. Анри смотрел на бело-золотого журавля на чёрном фоне. Ну, почти на чёрном.
Его толкнули сзади в плечо, он машинально произнёс "прошу прощения" и продолжил изучать рисунок дальше. Женщина, которая его задела, оглянулась, остановилась, посмотрела на рисунок и пошла дальше что-то бурча под нос про лентяев и бездельников, не желающих идти работать. Анри опять присел, на этот раз взяв зелёный мелок. Его журавль хоть и был на тёмном фоне, но должен был стоять на зелёной траве. Или на зелёном газоне. Или на зелёном футбольном поле. Анри ещё не решил на чём зелёном будет стоять его журавль, он пока что только мелок взял.
Прозвинел велосипед, совершая манёвр, пытаясь уклониться, чтобы не сбить сидящего на корточках Анри. Художник даже не повёл бровью, он привык к подобному. Порадовался только, что не задет рисунок, хотя в его мозгу уже возникло пара идей, как бы повернулся сюжет, если бы на журавле остался бы след от шин.
Залаяла мелкая шавка, подлетев к нему вплотную, почти оглушив его. Какая-то мелкая девочка подбежала, взяла шавку на руки и с любопытством посмотрела на творчество. "Дядя, а что это вы тут делаете?" - произнесла она, а шавка гавкнула в дополнение. "Рисую". - сказал Анри, взяв голубой мелок, он решил, что тут будет ещё и речка. Девочка постояла ещё некоторое время, развернулась и ушла.
Анри снова поднялся. Теперь рисунок был готов - бело-золотой журавль на фоне ночного звёздного неба на берегу ручья. Толпа, шедшая по тротуару плавно огибала художника и его творение. Художник полюбовался своей работой, собрал мелки, удовлетворённо вздохнул и пошёл домой.